Развитие детей от 3 до 6 лет

дальше

Я не была свободной изнутри, мне пришлось этому учиться. Это сложный, но очень радостный процесс. Радостный , когда замечаешь результат. Вот ты совершаешь какую-то маленькую победу над собой и вдруг замечаешь, что и ребенок проявляет эту самую свободы, и я рада, потому что у меня такого момента в детстве не было. Помню, покупаем утюг, и вдруг мой ребенок говорит: «И мне утюжок!» И я безумно рада этому.. Мы пошли и купили ему утюжок.
В нашем детстве любовь надо было заслужить. Я помню, что в классе десятом, на выпускном, я спросила: «Мама, ты рада, что я хорошо заканчиваю школу?» - «Да, конечно». И вдруг у меня так складываются слова, что я говорю: «Мама, я ведь училась для тебя» И мама так взглянула на меня, будто ее ударило током. У нее был такой взгляд! Она что-то поняла.... Правда, мы потом не разговаривали с ней на эту тему...
Нет, я не была забитая молчунья... Истерики у меня были еще те. Но меня все равно гнули. Истерика – как форма защиты. И потом, мне так хотелось достучаться, докричаться до моих родителей... В процессе взросления мне удалось это сделать.. Как тогда в десятом классе мама что-то поняла, так она понимала все больше и больше. Но в двадцать лет человек уже не тот, что в три года, и у меня в голове уже все выстроилось. Иуже тогда я точно знала, что своих детей я так воспитывать не буду.... По вопросам воспитания я ни разу не обратилась к своей маме....
Когда я вышла замуж, я удивилась, что можно жить спокойно и не кричать, не ругаться... 
... Старшего сына я привела в Монтессори-центр, когда ему исполнилось три года, младшего – в два с половиной. И здесь, в Монтессори-центре, у меня стала воплощаться мечта... 
...Я думаю, что наши дети будут другими. Я жду, когда начнет меняться мир. И я очень счастлива приложить к этому делу свою руку, голову, все, что угодно. ...
Когда мои дети пришли в Монтессори-сад, они уже были достаточно свободными людьми. Поэтому им не было проблемы войти в коллектив. У меня ни один ребенок ни минуты не плакал. Мне говорили: «Подожди неделю: через неделю страхи проявятся». Но нет: они пошли сюда, как к себе домой. Все хорошо: педагоги сразу нашли с ними общий язык, и девочки -мальчики в группе – все было прекрасно... Потому как никакого диссонанса с домашней обстановкой не было. И дети восприняли все, как должное: а какие могут быть еще люди? Люди все добрые! И это предположение , я вижу, в моих детях только укрепляется. Я недавно видела такую ситуацию: мы гуляли во дворе ( у старшего есть уже своя дворовая компания, и он там самый младший), и я увидела, как мой сын среди своих дворовых приятелей озвучивает свои правила поведения. Он не прогибается! Он говорит: «Ты же делаешь ему больно. Как ты можешь так? Не надо!» Он у меня крепкий, но во дворе не было еще ни одной драки. А я сижу и слушаю, как он делает такие здоровские замечания, и у меня в душе растут крылья. Я понимаю, что вот они – первые плоды. А ведь прошло всего два года! Вот это моя самая большая гордость, и я хвалю себя за то, что я привела моих детей сюда, что все это, что есть в них, не поломано, что все сбылось, как я хотела: их не поломали. И теперь, когда приходят новые родители и спрашивают: ну, а как дальше, как после Монтессори идти в школу? - я совершенно спокойна: я знаю, что в какую школу бы мои дети не пошли, с ним уже ничего не сделают. Они везде будут такими, какие они есть. И я всячески буду поддерживать их с этой стороны.

 — в г.Долгопрудный, Монтессори-центр "Семицветик".